• Благотворительный фонд Весна в сердце




Российские Арбитражные дебаты, Раунд 3


С удовольствием принял участие в Арбитражных дебатах 28 марта, организованных Арбитражной ассоциацией (РАА) и Российским союзом промышленников и предпринимателей (РСПП). Было интересно обсудить с коллегами вопрос о возможности / невозможности передачи на рассмотрение международного арбитража (иностранной арбитражной институции) российского спора (без иностранного элемента) и послушать интересные дебаты  по вопросу окончательности арбитражного решения.

Отчет о дебатах можно прочитать на сайте РАА, видео / фото доступно на сайте  РСПП.



Применение Нью-Йоркской конвенции к иностранным судебным решениям: анализ ошибочной практики российских судов


В журнале “Вестник экономического правосудия РФ” № 2 (2017) опубликована моя статья.

Аннотация: Статья посвящена проблеме ошибочного применения российскими арбитражными судами положений Нью-Йоркской конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений к вопросу признания и приведения в исполнение иностранного судебного решения на территории России. Проблема выявлена автором по итогам изучения дел, рассмотренных арбитражными судами за период 2008–2016 гг. Автор полагает, что ошибочному правоприменению способствуют неудачная формулировка ст. 241 АПК РФ и практика высших судебных инстанций. По мнению автора, ВС РФ (а до него и ВАС РФ), столкнувшись с проблемой, должным образом не отреагировал на нее. Это способствовало дальнейшему развитию негативной практики на уровне судов кассационной инстанции, а в итоге и в судах первой инстанции. Автор приводит конкретные примеры ошибочного применения Конвенции. Например, руководствуясь п. b ч. 2 ст. V Нью-Йоркской конвенции, суды отказывают в признании иностранного судебного решения по мотиву нарушения этим актом публичного порядка РФ. Или на основании п. b ч. 1 ст. V Конвенции проверяют, было ли извещено лицо, против которого вынесено иностранное судебное решение, о дате и времени судебного разбирательства в иностранном суде. В конце статьи автор приходит к мнению, что российские суды должны применять Нью-Йоркскую конвенцию только для целей коммерческого арбитража, исключить обращение к ней по вопросу признания иностранных судебных решений и тем самым способствовать более гармоничному и единообразному применению Конвенции судами по всему миру.

UPD. Статья доступна для скачивания по ссылке.



Валютная ипотека


“изменение курса иностранной валюты по отношению к рублю само по себе нельзя расценивать как существенное изменение обстоятельств, являющееся основанием для изменения договора в соответствии со статьей 451 Гражданского кодекса Российской Федерации”.

Определение Верховного суда РФ от 16 августа 2016г. по делу № 57-КГ16-7



Негативное влияние obiter dictum на практику рассмотрения дел об экзекватуре иностранного судебного решения (на примере АС МО)


Применение Нью-Йоркской Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.) при решении вопроса о выдаче экзекватуры в отношении иностранного судебного акта – одна из самых частых ошибок, допускаемых арбитражными судами в России. В «копилке» подобных судебных актов особняком стоят постановления Арбитражного суда Московского округа, судьи которого, подталкивают нижестоящие суды к совершению подобных ошибок.

Подробнее »



268 дней


именно столько потребовалось судье Арбитражного города Москвы для написания судебного атка, состоящего из 6 страниц (!).  Суть спора – взыскание задолженности за поставленный товар. Основной иск – 365 т.р., встречный – 475 т.р.



Иностранный суд и иностранный коммерческий арбитраж – разные понятия (Часть 3)


Бесконечная история (часть 1 и 2) про непонимание судьями/помощниками разницы м/у иностранным судебным актом и решением коммерческого арбитража продолжается. На этот раз, как это часто бывает, определение Арбитражного суда г. Москвы от 3 августа 2016г. об оставлении заявления без движения (А40-162228/16).

Заявитель обратился в суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения «Международного арбитражного суда при БелТПП», т.е. решения коммерческого арбитража.

Суд, оставляя заявление без движения, среди прочего, требует от заявителя доказать, что должник был извещен о времени и месте разбирательства «дела в иностранном суде». Заявитель не должен вовсе этого доказывать!

И естественно, суд основывает свое требование на статье 242(3)(3) АПК РФ, которая предусматривает, представление заявителем в суд документа о том, что должник был своевременно и в надлежащей форме извещен о разбирательстве дела в иностранном суде.

Однако статья 242(3)(3) АПК РФ не применима к ситуации с признанием и приведением в исполнение решения коммерческого арбитража. Содержание прилагаемых документов к заявлению о признании и приведении в исполнение решения коммерческого арбитража определяется статьей 242(3)(4) АПК РФ.

В очередной раз незнание разницы м/у иностранным судебным актом и решением коммерческого арбитража частично повлияла на своевременное и правильное рассмотрение дела.



“Ноты Траста”


Закон о защите прав потребителей не распространяется на держателей кредитных нот;
Дела должны рассматриваться по месту нахождения банка в Басманном районном суде г. Москвы.

Полный текст определения Верховного суда РФ от 7 июня 2016г. по делу 75-КГ16-2 доступен по ссылке.



Дело об оспаривании третейской оговорки


Перефразируя слова Джона Форда о черных машинах, можно сказать, что любой бизнесмен в России имеет право рассматривать свои споры с банком в третейском суде, до тех пор, пока этот третейский суд самого банка.

“при появлении у клиента вопроса о возможности исключения третейской оговорки из текста кредитной документации или отказа от подписания отдельного третейского соглашения дополнительного соглашения с третейской оговоркой, сотрудник службы клиентских менеджеров предпринимает все возможные действия по убеждению клиента принять решение подписать третейское соглашение в предложенной редакции. В случае проявления настойчивости
клиента по указанному вопросу, необходимо выяснить ее причины, поскольку указанное поведение может свидетельствовать о том, что клиент еще до подписания кредитной документации предполагает и допускает возможность возникновения спора с Банком…

При отсутствии согласия на третейскую оговорку … Банком предпринимаются все возможные меры для понуждения к заключению указанной оговорки, что значительно увеличивает временной промежуток подписания кредитного договора … принимается решение о целесообразности подписания кредитного договора, поскольку работа в отношении указанных клиентов носит конвейерный принцип и исключение третейской оговорки является нецелесообразным.

Анализ указанных положений, позволяет сделать вывод [суду], что подписание кредитного договора фактически поставлено в зависимость от подписания третейского соглашения в предложенной Банком стандартной формулировке, и при несогласии лица подписать третейское соглашение, со стороны банка принимаются меры по принуждению его к подписанию оговорки либо при несогласии клиента подписать третейское соглашение, возможность выдачи кредита практически исключена”.



Anti-enforcement injunction в России


Anti-enforcement injunction – крайне редкая мера, применяемая судами Англии / США, суть которой достаточно проста – запрет (временный) исполнения или судебного решения, или решения коммерческого арбитража, как правило, речь идет о запрете исполнения иностранных актов.

Похоже, подобный запрет «проникает» и в российскую практику. Арбитражный суд Воронежской области 25 мая 2016г. по заявлению ПАО «Финансовая Корпорация Открытие» об отмене решения третейского суда, удовлетворил заявление Банка и приостановил исполнение оспоренного решения третейского суда (А14-7148/2016).



Про непонимание коммерческого арбитража и АПК РФ


Вопрос признания и приведения в исполнение иностранного арбитражного решения, отмененного в стране, где это решение было принято (место арбитража), является одним из дискуссионных. Дебаты ведутся уже не одно десятилетие, а среди ученых, высказавшихся по теме, такие авторы, как Альберт Ян ван ден Берг, Эммануэль Гайар, Ян Паулсон и другие. Различные подходы к этому вопросу нашли свое отражение в решениях судов Англии, Голландии, Франции и США.

Арбитражный суд г. Москвы (определение от 27.06.2016г. по делу А40-134632/14) мог бы внести свой вклад в эти обсуждения. Однако, из-за незнания основ даже отечественного АПК РФ этого не произошло, а значимость принятого судебного акта стремится к нулю.

Полный текст записи доступен тут или на Закон.ру.