• Благотворительный фонд Весна в сердце




Иностранный суд и иностранный коммерческий арбитраж – разные понятия


На первый взгляд, содержание заголовка представляется очевидным и общеизвестным. Буду очень рад, если у большинства читателей не возникает трудностей с этими понятиями. Однако, надеюсь и на то, что последующая информация будет полезной для тех судей и юристов, которые не видят никакой разницы между этими понятиями, которые полагают, что правовое регулирование, относящееся к одной категории отношений, приемлемо для регулирования отношений из другой категории.

Приведу два последних (но далеко, далеко не единственных) примера:

1) Дело А40-30085/16-29-256, Арбитражный суд города Москвы.

Заявитель обратился в суд с заявлением о признании и приведении в исполнение на территории России решения Высшего арбитражного суда Республики Южная Осетия.

Суд оставил заявление без движения (определение от 17 февраля 2016г.), поскольку, среди прочего, «к заявлению о признании и приведении в исполнение решения иностранного арбитражного суда подлинное соглашение о третейском разбирательстве или его надлежащим образом заверенная копия» не представлено.

Высший арбитражный суд РЮО – это государственный суд (статья 85 Конституции РЮО), несмотря на его название. Юрисдикция суда основана на законе, поэтому никакого третейского (арбитражного) соглашения apriori быть не может.

Обратный пример.

2) Дело А40-187536/15-56-1535, Арбитражный суд города Москвы.

Иностранная компания обратилась в суд с заявлением о признании и приведении в исполнение решения “Арбитражного суда в Лондоне» на территории России.

Арбитражный суд, по всей видимости, видя перед собой фразу «Арбитражный суд в Лондоне» (по своей инициативе и (или) по инициативе заявителя) начинает рассуждать о принципе взаимности и вежливости: “Наличие взаимности между Россией и Великобританией устанавливалось российскими судами …” и далее “английские суды признавали и приводили в исполнение российские судебные решения по делам …”. Как итог такого познания, суд приходит к выводу, что заявление иностранной компании подлежит удовлетворению.

При этом, ни судью Арбитражного суда города Москвы, ни представителя заявителя не смущает тот факт, что а) в Лондоне никакого «Арбитражного суда» нет; б) в самом решении судья указывает: “Арбитражный суд в Лондоне <…> руководствуясь нормами английского Закона об арбитраже от 1996 года, принял решение по спору».

По всей видимости, суду этой фразы недостаточно, чтобы прийти к выводу, что решение “Арбитражного суда в Лондоне» , в действительности, решение международного коммерческого арбитража, соответственно, никакие нормы о признании и приведении в исполнение решений государственных судов не применяются, никаких принципов взаимности и вежливости и попросту применить Нью-Йоркскую Конвенцию к рассматриваемому вопросу.

Страницы: 1 2