• Благотворительный фонд Весна в сердце




Квалификационная коллегия судей ведет расследование


phone2Проступки, совершаемые судьями и влекущие дисциплинарную ответственность, условно, можно разделить на две группы – связанные с отправлением правосудия (рассмотрением дела) и не связанные. К первой категории можно отнести волокиту, неправильное применение норм материального и процессуального права; ко второй – целый пласт нарушений, например, грубость, нарушение ПДД, отсутствие на работе и т.д. Конечно, встречаются экстраординарные нарушения, например, «попытка присвоить власть» или фотоссесия на фоне символа судебной власти, но, повторюсь, это большая редкость.

В условиях стабильности нарушений квалификационные коллегии судей по всей стране выработали устоявшиеся подходы привлечения судей к дисциплинарной ответственности и доказать факт дисциплинарного проступка, влекущего наказание, не так уж и сложно. Однотипность действий, видимо, «требует перемен» и инновационных подходов.

На днях прочитал старенькое решение ККС Хабаровского края от ноября 2013 года и, признаюсь, был удивлен новой «фишкой» ККС.

Суть решения проста – Г. , мировой судья судебного участка одного из районов города Хабаровска, была привлечена к дисциплинарной ответственности в виде предупреждения за то, что «отсутствовала на рабочем месте <…>. При этом пояснить причину отсутствия Г. на рабочем месте её помощник П. и судья-организатор мировых судей <…> Р. не смогли, поскольку Г. относительно своего отсутствия их в известность не ставила».

Оставим за скобками понятие «судья-организатор мировых судей», посмотрим на доказательства, положенные в основу решения.

Как правило, в подобных делах достаточно нескольких объяснений работников аппарата мирового судьи, председателя районного суда и каких-то объяснений самого правонарушителя, но ККС пошла дальше.

Цитата: «исходя из фактических данных, представленных оператором сотовой связи ОАО «Мегафон» следует, что Г. в 14 часов 22 августа 2013 года сделала звонок на номер судьи-организатора Р. При этом звонивший абонент (Г.) находилась в г. Лесозаводске Приморского края. Таким образом, Г. 22 и 23 августа 2013 г. находилась не в лечебном медицинском учреждении, а ее отсутствие на рабочем месте в указанный период не было вызвано уважительными причинами».

Итак, один документ – детализация разговоров и ряд вопросов?

1) Детализацию разговоров, тем более судьи, на мой взгляд, невозможно официально получить без судебного запроса (ККС – это не судебный орган).

Предоставлена ли детализация без судебного решения, а просто по запросу ККС? Скорее всего, нет. Не было никакого решения суда и запроса ККС. Наверное, детализация предоставлена одним из участников разговора: либо Г., либо Р.

2) Предположим, что детализация предоставлена судьей-организатором Р., тогда вопрос, зачем Р. содействует проверке ККС и на каких основаниях? Может ли ККС перекладывать бремя доказывания и, как следствие, получение документов на других лиц? И что будет (было бы), если судья-организатор отказалась бы от содействия?

3) Предположим, детализация предоставлена самой Г., но я сомневаюсь, зачем, если Г. «полностью признает свою вину в совершении дисциплинарного проступка».

4) Возможно, мировые судьи и судьи районного суда пользуются служебной мобильной связью, предоставленной Управлением судебного департамента ВС РФ в Хабаровском края и Комитетом правительства Хабаровском крае по обеспечению деятельности мировых судей, государственных нотариусов и административных комиссий, но означает ли это, что эти органы могут получать детализацию разговоров без судебного запроса, поскольку, в данном случае речь идет о гарантиях неприкосновенности судьи?

В общем, спасибо ККС Хабаровского края за интересное решение и «пищу» для ума.