• Благотворительный фонд Весна в сердце




Негативное влияние obiter dictum на практику рассмотрения дел об экзекватуре иностранного судебного решения (на примере АС МО)


Применение Нью-Йоркской Конвенции о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений (Нью-Йорк, 10 июня 1958 г.) при решении вопроса о выдаче экзекватуры в отношении иностранного судебного акта – одна из самых частых ошибок, допускаемых арбитражными судами в России. В «копилке» подобных судебных актов особняком стоят постановления Арбитражного суда Московского округа, судьи которого, подталкивают нижестоящие суды к совершению подобных ошибок.

Например, дело А40-5051/2015. Фабула его достаточна проста – решался вопрос о признании и приведении в исполнение на территории Российской Федерации решения Специализированного межрайонного экономического суда Южно-Казахстанской области Республики Казахстан, т.е. решения иностранного суда.

Суд первой инстанции признал и привел в исполнение на территории РФ указанный судебный акт (определение АСгМ от 29.09.2015г.). При этом суд, решая вопрос об экзекватуре, совершенно правильно не применял Нью-Йоркскую Конвенцию. По тексту решения суда Конвенция не упоминалась.

Однако суд кассационной инстанции (постановление от 22.12.2015г.) отменил определение по мотиву, якобы ненадлежащего извещения лица, против которого вынесено решение иностранного суда, о дате и времени судебного разбирательства в Казахстане.

При этом суд кассационной инстанции на стр. 7 указал: ”Между Российской Федерацией и Республикой Казахстан заключено несколько международных договоров, касающихся исполнения судебных решений, в том числе Конвенция ООН о признании и приведении в исполнение иностранных арбитражных решений […]” (выделено мною).

Какое отношение вывод в части: «[…] Конвенция ООН […]» имеет к рассматриваемому вопросу? Никакого.[1] Нью-Йоркская Конвенция применяется к иностранным арбитражным решениями, а суд кассационной инстанции имел дело с иностранным судебным решением.

Несмотря на то, что вывод суда кассационной инстанции не относится к рассматриваемому вопросу (obiter dictum), он был принят во внимание судом первой инстанции, который, повторно решая вопрос о признании и приведении в исполнение иностранного судебного акта, отказал признавать и приводить в исполнение иностранный судебный акт на территории РФ (определение АСгМ от 31.05.2016г.)

Таким образом, вывод суда кассационной инстанции, который никак не относился к рассматриваемому вопросу, повлиял на формирование у судьи нижестоящей инстанции ошибочного представления о наличии международного договора, нормы которого подлежат применению к вопросу о выдаче экзекватуры в отношении иностранного судебного акта. К сожалению, пока Верховный суд РФ закрывает на это “глаза”, умножая ошибочную практику. Соглашаться с таким подходом, это как согласиться с тем, что дорожное движение в России можно регулировать, например, правилами пользования маломерными судами на водных объектах.

[1] См., например: Письмо ВАС РФ от 1 марта 1996 г. № ОМ-37.

Обсудить пост можно на Закон.ру