• Благотворительный фонд Весна в сердце




Юрий Андриевский (Промышленный районный суд г. Курска, 2012)


Работая с практикой привлечения судей к дисциплинарной ответственности, не перестаю удивляться применению данного института. Так, в марте 2012 года квалификационная коллегия судей Курской области привлекла к дисциплинарной ответственности судью с 23-летним стажем за не процессуальное общение со свидетелем по уголовному делу (решение ККС № 3/9 от 30 марта 2012 года).

В производстве судьи Андриевского Юрия Анатольевича, Промышленный районный суд города Курска, находилось уголовное дело в отношении ряда лиц.

Поводом для дисциплинарного преследования послужила жалоба Ч., которая сообщила, что судья между судебными заседаниями общался со свидетелем по делу в своем служебном кабинете, «где предлагал В. дать правдивые показания по делу, что позволило матери осужденного Ч. – Ч. усомниться в беспристрастности судьи».

Примечательно, что к жалобе был приложен CD-диск с расшифровкой беседы.

При этом, секретарь судьи, сам судья не отрицали факта такого общения, но пояснили, что В. обманом зашел в рабочий кабинет судьи – указав на свою болезнь.

Данное обстоятельство никак не повлияло на решение ККС. По мнению квалификационной коллегии, сам факт общения и предложение давать правдивые показания по делу являются дисциплинарным проступком, влекущим ответственность: «квалификационная коллегия судей Курской области считает, что ссылки Андриевского Ю.А. на упоминание в разговоре со свидетелем В. о необходимости говорить правду, не исключают дисциплинарного проступка в его действиях, так как по находящимся в производстве судьи делам в обязательном порядке должны выполняться требования процессуального законодательства, соблюдаться установленные законом гарантии равенства прав участников судебного процесса. С учетом этого судья, проявляя объективность и беспристрастность, обязан с одинаковым вниманием относиться ко всем участникам судопроизводства и исключить случаи внепросссуального общения с кем бы то ни было из них».

Я бы согласился с решением ККС и не считал бы его странным, если бы не следующие обстоятельства:

1. Если зайти в большинство районных судов, мировых судов, да и арбитражных судов, где у участников процесса есть доступ в рабочий кабинет судьи, с легкостью можно увидеть, как адвокаты, прокуроры, представителей сторон в гражданском процессе заходят в кабинеты и о чем-то говорят с судьями. Очевидно, нельзя исключить, что разговоры могут касаться и дел, находящихся в производстве судьи.

2. Далее, ККС Курской области исследовала приложенный CD-диск. Извините, но разве может быть использована в качестве доказательства негласно полученная запись? Увы, в практике ККС с согласия ВС РФ в производствах в отношении судей может (см: Самойлов М.Н. Практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности // Современное право, 2010, № 1, С. 70-72)

3. И наконец, поскольку решение ККС, и не только Курской области, является превентивным актом, то, наверное, оно должно было содержать ответ на вопрос, а что должен был сделать судья в подобной ситуации. Спрятаться под стол и молчать или выгонять свидетеля? Но тогда его поведение также можно было бы расценить, как недостойное, и наказать.

  Практика привлечения судей к дисциплинарной ответственности (196.5 Кб, 1,671 скачиваний)